Автор
Сообщение
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#21
Открыв дверь с улицы в предбанник, Рая чуть не поседела на месте: в полумраке помещения взгляд уперся в висящие в воздухе, на небольшом расстоянии от пола, мужнины рыбацкие сапоги.

«Повесился!», - осенила ее первая мысль и в груди стало очень больно. На несколько секунд остолбенела и не смела поднять глаза выше, туда, где должна быть его голова. Страшно, очень страшно увидеть родного человека в петле. Увидеть его уже неживым, застывшим в неестественной позе. Нет, пожалуйста, нет! Она зажмурилась, не желая видеть эту ужасную картину.

Их совместная жизнь мало напоминала идиллию. За все прожитые годы та любовь, налетевшая, как вихрь, постепенно рассеялась, растворилась среди быта и не всегда мелких неурядиц. Оба вспыльчивые, с характером. Так называемая «притирка» проходила болезненно, неминуемо оставляя след в отношениях, но о разрыве никогда не было и речи.

Сердце ухало и грозилось выскочить. Рая приложила руку к груди, как будто это могло успокоить ритм. Надо быть сильной. Надо посмотреть на то, что никогда в жизни она не хотела бы видеть. Распахнула дверь шире и открыла глаза...

Что?! Полукомбинезон? Пустой? Без мужа? Висит, зацепленный лямками на гвоздике под самым потолком, куда обычно они вешают связанные по двое березовые веники.

Ноги ослабели в коленях, и она, зайдя в предбанник, села на топчан, забыв, зачем вообще шла сюда. «Ох», - горестно выдохнула и вновь посмотрела на висящие «ноги». Ну натурально-то как, ты посмотри! Будто и вправду муж висит. Какого лешего он сюда его повесил? Ее стращать?

Стыдно стало за свои мысли. Правду говорят, что у страха глаза велики. Муж с утра к матери ушел грядки вскопать, а она, завидев «ноги», даже и не вспомнила об этом.

Страх за жизнь мужа смешался со злостью на него: ну зачем нужно было вешать здесь свой полукомбинезон и так пугать ее? Хотя... Вспомнила, как сама ругала мужика за то, что весь шкаф в их небольшом коридорчике захламил своими удочками, ящиками, пакетами с рыбацкими принадлежностями. Вот и повесил здесь. Нет, надо снять. Не надо ей больше таких переживаний.

А что, если бы в самом деле все увиденное оказалось правдой? Как жить тогда без него? Ой, нет, гнать черные мысли! И поняла Рая, что он ей на самом деле очень дорог, и жизни без него она не представляет. Беречь надо мужика. Таких, как он, еще поискать надо. Если бы не этот напугавший ее полукомбинезон, когда бы еще поняла она, что счастье у нее в руках? Давно забытые чувства проснулись и стало тепло на душе, радостно.

"Поняла? Вот и не грызи мужика!", - поругала мысленно саму себя Рая. Поднялась с топчана и ушла в кухню. Обед к его приходу уже был готов, но надо еще оладушек напечь. Он их, со сметанкой-то, очень любит.

Зачем приходила в предбанник — так и не вспомнила. Да и неважно уже...
20.12.19 20:02
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#22
Сегодня, как и обычно в это время, я сидел на лавке и ждал жену. После того как она устроилась на вторую работу мы виделись редко, и сегодня был один из таких дней, и мы могли просто прогуляться по парку пару часов вместе.

Бутусов в наушниках пытался отвлечь от суматошных будней.

Боковым зрением я заметил как кто-то сел рядом и повернул голову ко мне.

Подняв взгляд я увидел что незнакомый парень что-то мне говорит. Я вынул наушник:

- Здравствуйте. Извините за беспокойство.

- Чем помочь? - спросил я, вынимая второй наушник.

- Вы смотрели сегодня обращение президента Путина по телевизору?

- Конечно нет, я эту пургу давно не смотрю и не слушаю.

- А зря.

- Сегодня он сказал что-то особенное? Неужели решил уйти? - съязвил я.

- Не смешно. Ведь именно 15 января 2020 считают началом новой эры.

- Нового ЧЕГО?

- Скажу вам правду, ведь мне остался здесь всего лишь час - буквально через несколько месяцев вы удивитесь переменам в стране и в том как это повлияет на весь мир.

- А что будет через час?

- Я вернусь обратно в свое время. В 2040-ой, в котором я живу -и где Россия самая богатая страна в мире.

Я улыбнулся и спросил:

- Если сегодня не день открытых дверей в сумасшедшем доме, и ты не продаешь то, что куришь, - удиви меня, как это могло случиться?


Следующие 10 минут я смотрел на незнакомца и мечтательно слушал его рассказ об Исскуственном интеллекте, который представили в России в середине 2020-го, инженерном буме в стране сразу после этого - начале производства мини ядерных реакторов, строительстве заводов по производству роботов, летающих такси, генной инженерии, благодаря которой смогли излечить все виды рака, Спид, остановить старение. О том, что то немыслимое количество разработанного стратегического оружия в двадцатые годы - было грамотной стратегией президента, чтобы обезопасить процветание страны. О том, что именно в 2020 все перевернулось с ног на голову - коррупция была побеждена в ближайшие два года. Все пойманные были депортированы в особые выделенные зоны на севере страны, без заборов и вышек, но с хитрыми нанороботами в крови, не позволяющими физически покинуть те места. Строительство лунных баз для туристов, отправленный в Альфу-Центавру первый исследовательский экипаж, строительство первой машины времени, открытие невероятных гениев музыки, живописи, математики - и все это в нашей стране!

Даже после того как человек растворился в воздухе, я все еще сидел неподвижно, зачарованный этим ЗАВТРА и думал о том что мы уже давно перестали верить в светлое будущее, радоваться и быть просто счастливыми.

Когда через час прогуливаясь по парку я рассказывал об этом жене, она молчала, от усталости прижавшись ко мне, и лишь когда я закончил рассказ - подняла на меня глаза и грустно сказала:

- А по ипотеке сегодня проценты подняли...
19.01 21:45
КТП, ООО
(ИНН:7811467423)
Экспедитор-перевозчик,
Санкт-Петербург
Код:203946
#23
Цитата (Chemm A A, физ.лицо @ 19.01.2020 21:45)
Когда через час прогуливаясь по парку я рассказывал об этом жене, она молчала, от усталости прижавшись ко мне, и лишь когда я закончил рассказ - подняла на меня глаза и грустно сказала:

- А по ипотеке сегодня проценты подняли...

Автор не в ударе.
"Грустный рассказ" на скорую руку.
Всё что есть - смысл, причём вполне конкретный, не дающий читателю даже подумать.
Больше ничего. Просто плохая пародия на бесплатные фрагменты Поли Женякина...
20.01 00:03
КТП, ООО
(ИНН:7811467423)
Экспедитор-перевозчик,
Санкт-Петербург
Код:203946
#24
Цитата (КТП, ООО @ 20.01.2020 00:03)
"Грустный рассказ"

Каждый сможет
20.01 00:04
КТП, ООО
(ИНН:7811467423)
Экспедитор-перевозчик,
Санкт-Петербург
Код:203946
#25
Цитата (КТП, ООО @ 20.01.2020 00:03)
Автор не в ударе.

Опять запахло кремлеботом... - не правда ли?
Ну серьёзно, дело даже не в смысле повествования (хотя он мне не нравится).
Материал явно готовил человек любящий литературу - но сделано топорно.
Но и это не самое плохое (даже Достоевский "Игрока" толком не дописал - деньги были нужны - это нормально)
Автор говорит от первого лица, для этого нужно вжиться в персонаж, понять его изнутри - иначе читатель не поверит.
И ему станет неинтересно.
Не гуляют супруги уставшими по парку пару часов... прижимаясь друг к другу. О диалоге с галлюцинацией - хотел промолчать. Но всё-таки скажу - Фу! Бездарно!
И, наконец, - главное в коротких вещах - финал.
Последняя строка должна оставить след и поэтому не имеет права быть фальшивой.
" - А по ипотеке сегодня проценты подняли..."
Это финал?
Какие, блин, проценты им подянли по ипотеке 15 января 2020 года? (они снижаются)
И Кто? Банк? Правительство? Путин?..
Приторное притворство и торопливость автора - раздражают.
Он мог сделать намного интереснее и хотя бы с юмором.
Но заказчик просил трагедию...

___________________________________________
Отредактировано пользователем 20.1.20 2:55
20.01 02:44
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#26
Совместная французско-русская сказка о патриотизме

Были у папаши Дюбуа три сына: старший Жак, средний Жюль и младший Жан-дурак.

Пришла им пора жениться. Вышли они на Елисейские поля и стали стрелять в разные стороны. Жак попал в депутата Национального собрания, но тот был уже женат.
Жюль попал в кюре, но тому жениться религия не разрешает.

А Жан-дурак попал в лягушку, да и в ту, на самом деле, не попал, а промазал. Пыталась ему лягушка объяснить русским языком, что она на самом деле царевна, а лягушкой обернулась, чтобы за визой в посольстве не стоять но Жан был француз и русского языка не понимал. Приготовил он лягушку по старинному рецепту и стал шеф-поваром в парижском ресторане.

Мораль: сидите, девки, в родном болоте и не квакайте. Нечего вам на Елисейских полях делать. А дураков у нас и дома хватает.
29.01 19:54
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#27
Цитата (КТП, ООО @ 20.01.2020 02:44)
Но заказчик просил трагедию...

Шож так расписался - то?, У самого - то чуть-ли не рассказ получился, только пародия на критику, типа - а я так могу

___________________________________________
Отредактировано пользователем 29.1.20 23:23
29.01 22:54
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#28
«Обыкновенная яичница» – Станислав Севастьянов


«Идите, уходите все. Уж лучше как-нибудь один: замёрзну, буду нелюдим, как кочка на болоте, как сугроб. А уж когда улягусь в гроб, не смейте приходить ко мне, чтоб нарыдаться всласть себе во благо, склонившись над опавшим телом, оставленным и музой, и пером, и затрапезной, в пятнах масляных бумагой…» Написав сие, писатель-сентименталист Шерстобитов перечитал написанное раз тридцать, добавил «тесный» перед гробом и до того проникся получившимся трагизмом, что не выдержал и пустил по самому себе слезу. А потом супруга Варенька позвала его ужинать, и он приятно насытился винегретом и яичницей с колбасой. Слёзы его тем временем высохли, и он, вернувшись к тексту, сперва зачеркнул «тесный», а затем и вовсе вместо «улягусь в гроб» написал «возлягу на Парнас», из-за чего вся последующая гармония пошла прахом. «Ну и к чёрту гармонию, пойду лучше Вареньку по коленке поглажу…» Так обыкновенная яичница сохранила для благодарных потомков писателя-сентименталиста Шерстобитова.
30.01 12:36
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#29
Говорите, красота спасёт мир?
Мир - возможно.
А отдельно взятую девушку?

Вот и слушайте.
Жила-была девушка Вика. Это потом, когда она стала работать юристом в строительном холдинге, сотрудницы стали её называть Викуся-красивая, чтобы не путать со всеми остальными Викториями.
А пока просто Вика.

Приехала наша красавица в столицу, поступила в ВУЗ, учится на отлично.
С деньгами негусто, подрабатывает, как может. А как можно подработать красавице без профессии?
Правильно! В супермаркетах рекламировать всяческих производителей.
Оденут её в костюм подсолнуха, поставят рядом с паллетами подсолнечного масла, глядишь — распродано всё.
Ну вы поняли. Хорошá.

Но вот незадача — считай, двадцатник уже, а парня то и нет!

Наступали Рождественские каникулы, в общаге девчонки готовились к празднику.
Наша Викуся котлеты жарила на всех.
Хлоп, и закончилось подсолнечное масло. Рекламировать одно дело, а иметь в хозяйстве запасы — совсем другое. Накинув пуховичок, как была некрашена-нечёсана, выскочила Вика в гастрономчик подле общаги за этим маслом.
Вот тут ей Дед Мороз и вручил подарок в виде хорошего парня. Споймался в гастрономе хлопец! Зашёл за шампанским, а вышел с будущей женой.
На что клюнул, спросите вы? Да что там вы! Она сама у него спустя пару лет спросила — почему он стал клеить нечёсаную девчонку в чунях?
Котлеты! А точнее, манящий запах свеженажареных котлет от неё шёл. Ну какой нормальный мужик устоит перед таким ароматом?!
Сейчас их лапочке дочке восемь лет, дом за городом построили. Счастливы, и это видно.

А вы говорите, красота...
31.01 14:52
КТП, ООО
(ИНН:7811467423)
Экспедитор-перевозчик,
Санкт-Петербург
Код:203946
#30
Сказ об обиженном мусорёнке.

В некотором царстве, в некотором государстве, жил да был мальчик - хороший человечек.
Там, как и везде, существовала служба Мусоргов.
Чем занимались мусорги доподлинно неизвестно.
Но всем мусоргам давали хорошую зарплату, льготы, пенсию и прочие приятные преференции - от казны.
И вот, родители мальчика посоветовали ему пойти в школу мусорят - он согласился, так как был мягким и хорошим мальчиком.
Учился справно. Начал работать.
Служба предполагала работу с людьми, но в итоге стала работой с пером.
Почти сразу, маленького мусорёнка обучили главному - не любить людей, а любить систему.
Он старался, но не преуспел, ибо не подходил.
Либо был слишком глуп, либо слаб, либо честен - одним словом - уволился.
И возненавидел систему, а людей, напомню, он ненавидел и раньше...
Теперь сложно было найти более низкую и злую тварь.
Он начал выступать на площадях в разных масках с выступлениями - то в пейсах, то в тюбитейке, впрочем, обычно использовал маску недовольного человека.
Он кричал, ругая власть, возбуждал толпу, и кстати, не брал денег за выступления... почти...
Если кому-то он не нравился и на его маску еврея ругались - он запоминал их...
Если нравился, и кто-нибудь поддерживал его восклицаниями - он запоминал их...
А потом шёл доносить на тех и других царевым слугам - и получал три тетрадрахмы - за каждого.
Не тридцать... не сразу... - он же всёго лишь мусоренок.

Морали у этой сказки не будет, ибо это не сказка.
Будет пожелание: мусоренок - обновись, стань человеком!
04.02 22:23
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#31
Повышение

Дан Маркович


В наш институт поступило распоряжение от высшего начальства - повысить зарплату сотрудникам. Как это сделать - никто не знал, потому что повысить надо было, а денег на это не выделили. Уволили нескольких пенсионеров, еще каких-то временных людей, но это были копейки по сравнению с тем, что требовалось для повышения. Тогда решили сделать так - оставить всех на своих местах и платить столько же, а изменить сами должности: кто имел высокий разряд, становился на ступеньку ниже, значит, получается, что денег зарабатывал теперь больше. Нет, он столько же получал, но ведь за работу, которая легче. Конечно, и работа оставалась той же, но на бумаге так все выглядело. Всем объяснили, что так поступить гуманно, гораздо лучше, чем выгнать каких-то людей с работы. На самом деле выгнать никого не могли, потому что другой работы в городе нет, а безработицы у нас быть не может. Вот такой остроумный и исключительно гуманный путь избрали, вот так сделали - и все согласились. Ведь все осталось на своих местах, а что может быть лучше того, что имеется? Все согласились - кроме одной женщины. Она была старшим лаборантом, без образования - и добилась такой работы, знала ее хорошо и гордилась собой. Она не хотела, чтобы ее сделали младшей. Вот такая история. Объясняли ей, объясняли, а она уперлась на своем - не хочу, чтобы меня понизили. Ей втолковывают, что не понижение это, а даже своего рода повышение, а она ни в какую... В конце концов, терпение у всех иссякло - и устроили ей экзамен. Собрались доктора и кандидаты - и в пять минут ей доказали, что она всего лишь младший лаборант. И сделали ей таким образом повышение в зарплате. Она потом плакала, а через месяц ушла от нас, стала безработной домохозяйкой. А у нас все смеялись над ней - ну, что за дура, нашла, чем гордиться...
05.02 10:08
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#32
"Сестре 9 лет и вера в Деда Мороза начала угасать. Желая хоть чуть-чуть продлить у нее ощущение праздника, в тайне от родителей заказала письмо ОТ Деда Мороза. В день, когда родители с сестрой уехали из дома, приехала и приклеила послание на стекло в комнате сестры. Часа через 3 звонит мама и шепотом просит: «Скажи, что это ты…» Я не созналась, мол, ЧУДО и все такое. А мама: «Мозгом понимаю, ключи есть только у тебя, и никто больше не мог это сделать, но сердце хочет верить в волшебство»".
06.02 22:10
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#33
Шуточка
А.П.Чехов

Ясный зимний полдень… Мороз крепок, трещит, и у Наденьки, которая держит меня под руку, покрываются серебристым инеем кудри на висках и пушок над верхней губой. Мы стоим на высокой горе. От наших ног до самой земли тянется покатая плоскость, в которую солнце глядится, как в зеркало. Возле нас маленькие санки, обитые ярко-красным сукном.

– Съедемте вниз, Надежда Петровна! – умоляю я. – Один только раз! Уверяю вас, мы останемся целы и невредимы.

Но Наденька боится. Все пространство от ее маленьких калош до конца ледяной горы кажется ей страшной, неизмеримо глубокой пропастью. У нее замирает дух и прерывается дыхание, когда она глядит вниз, когда я только предлагаю сесть в санки, но что же будет, если она рискнет полететь в пропасть! Она умрет, сойдет с ума.

– Умоляю вас! – говорю я. – Не надо бояться! Поймите же, это малодушие, трусость!

Наденька наконец уступает, и я по лицу вижу, что она уступает с опасностью для жизни. Я сажаю ее, бледную, дрожащую, в санки, обхватываю рукой и вместе с нею низвергаюсь в бездну.

Санки летят как пуля. Рассекаемый воздух бьет в лицо, ревет, свистит в ушах, рвет, больно щиплет от злости, хочет сорвать с плеч голову. От напора ветра нет сил дышать. Кажется, сам дьявол обхватил нас лапами и с ревом тащит в ад. Окружающие предметы сливаются в одну длинную, стремительно бегущую полосу… Вот-вот еще мгновение, и кажется – мы погибнем!

– Я люблю вас, Надя! – говорю я вполголоса.

Санки начинают бежать всё тише и тише, рев ветра и жужжанье полозьев не так уже страшны, дыхание перестает замирать, и мы наконец внизу. Наденька ни жива ни мертва. Она бледна, едва дышит…

Я помогаю ей подняться.

– Ни за что в другой раз не поеду, – говорит она, глядя на меня широкими, полными ужаса глазами. – Ни за что на свете! Я едва не умерла!

Немного погодя она приходит в себя и уже вопросительно заглядывает мне в глаза: я ли сказал те четыре слова, или же они только послышались ей в шуме вихря? А я стою возле нее, курю и внимательно рассматриваю свою перчатку.

Она берет меня под руку, и мы долго гуляем около горы. Загадка, видимо, не дает ей покою. Были сказаны те слова или нет? Да или нет? Да или нет? Это вопрос самолюбия, чести, жизни, счастья, вопрос очень важный, самый важный на свете. Наденька нетерпеливо, грустно, проникающим взором заглядывает мне в лицо, отвечает невпопад, ждет, не заговорю ли я. О, какая игра на этом милом лице, какая игра! Я вижу, она борется с собой, ей нужно что-то сказать, о чем-то спросить, но она не находит слов, ей неловко, страшно, мешает радость...
— Знаете что? — говорит она, не глядя на меня.
— Что? — спрашиваю я.
— Давайте еще раз... прокатим.

Мы взбираемся по лестнице на гору. Опять я сажаю бледную, дрожащую Наденьку в санки, опять мы летим в страшную пропасть, опять ревет ветер и жужжат полозья, и опять при самом сильном и шумном разлете санок я говорю вполголоса.

— Я люблю вас, Наденька!
Когда санки останавливаются, Наденька окидывает взглядом гору, по которой мы только что катили, потом долго всматривается в мое лицо, вслушивается в мой голос, равнодушный и бесстрастный, и вся, вся, даже муфта и башлык ее, вся ее фигурка выражают крайнее недоумение. И на лице у нее написано:
«В чем же дело? Кто произнес те слова? Он, или мне только послышалось?»
Эта неизвестность беспокоит ее, выводит из терпения. Бедная девочка не отвечает на вопросы, хмурится, готова заплакать.
— Не пойти ли нам домой? — спрашиваю я.
— А мне... мне нравится это катанье, — говорит она, краснея. — Не проехаться ли нам еще раз?
Ей «нравится» это катанье, а между тем, садясь в санки, она, как и в те разы, бледна, еле дышит от страха, дрожит.
Мы спускаемся в третий раз, и я вижу, как она смотрит мне в лицо, следит за моими губами. Но я прикладываю к губам платок, кашляю и, когда достигаем середины горы, успеваю вымолвить:

— Я люблю вас, Надя!
И загадка остается загадкой! Наденька молчит, о чем-то думает... Я провожаю ее с катка домой, она старается идти тише, замедляет шаги и всё ждет, не скажу ли я ей тех слов. И я вижу, как страдает ее душа, как она делает усилия над собой, чтобы не сказать:
— Не может же быть, чтоб их говорил ветер! И я не хочу, чтобы это говорил ветер!
На другой день утром я получаю записочку: «Если пойдете сегодня на каток, то заходите за мной. Н.» И с этого дня я с Наденькой начинаю каждый день ходить на каток и, слетая вниз на санках, я всякий раз произношу вполголоса одни и те же слова:

— Я люблю вас, Надя!
Скоро Наденька привыкает к этой фразе, как к вину или морфию. Она жить без нее не может. Правда, лететь с горы по-прежнему страшно, но теперь уже страх и опасность придают особое очарование словам о любви, словам, которые по-прежнему составляют загадку и томят душу. Подозреваются всё те же двое: я и ветер... Кто из двух признается ей в любви, она не знает, но ей, по-видимому, уже всё равно; из какого сосуда ни пить — всё равно, лишь бы быть пьяным.
Как-то в полдень я отправился на каток один; смешавшись с толпой, я вижу, как к горе подходит Наденька, как ищет глазами меня... Затем она робко идет вверх по лесенке... Страшно ехать одной, о, как страшно! Она бледна, как снег, дрожит, она идет точно на казнь, но идет, идет без оглядки, решительно. Она, очевидно, решила, наконец, попробовать: будут ли слышны те изумительные сладкие слова, когда меня нет? Я вижу, как она, бледная, с раскрытым от ужаса ртом, садится в санки, закрывает глаза и, простившись навеки с землей, трогается с места... «Жжжж...» — жужжат полозья. Слышит ли Наденька те слова, я не знаю... Я вижу только, как она поднимается из саней изнеможенная, слабая. И видно по ее лицу, она и сама не знает, слышала она что-нибудь или нет. Страх, пока она катила вниз, отнял у нее способность слышать, различать звуки, понимать...

Но вот наступает весенний месяц март... Солнце становится ласковее. Наша ледяная гора темнеет, теряет свой блеск и тает наконец. Мы перестаем кататься. Бедной Наденьке больше уж негде слышать тех слов, да и некому произносить их, так как ветра не слышно, а я собираюсь в Петербург — надолго, должно быть, навсегда.
Как-то перед отъездом, дня за два, в сумерки сижу я в садике, а от двора, в котором живет Наденька, садик этот отделен высоким забором с гвоздями... Еще достаточно холодно, под навозом еще снег, деревья мертвы, но уже пахнет весной и, укладываясь на ночлег, шумно кричат грачи. Я подхожу к забору и долго смотрю в щель. Я вижу, как Наденька выходит на крылечко и устремляет печальный, тоскующий взор на небо... Весенний ветер дует ей прямо в бледное, унылое лицо... Он напоминает ей о том ветре, который ревел нам тогда на горе, когда она слышала те четыре слова, и лицо у нее становится грустным, грустным, по щеке ползет слеза... И бедная девочка протягивает обе руки, как бы прося этот ветер принести ей еще раз те слова. И я, дождавшись ветра, говорю вполголоса:

— Я люблю вас, Надя!
Боже мой, что делается с Наденькой! Она вскрикивает, улыбается во всё лицо и протягивает навстречу ветру руки, радостная, счастливая, такая красивая.
А я иду укладываться...
Это было уже давно. Теперь Наденька уже замужем; ее выдали, или она сама вышла — это всё равно, за секретаря дворянской опеки, и теперь у нее уже трое детей. То, как мы вместе когда-то ходили на каток и как ветер доносил до нее слова «Я вас люблю, Наденька», не забыто; для нее теперь это самое счастливое, самое трогательное и прекрасное воспоминание в жизни...
А мне теперь, когда я стал старше, уже непонятно, зачем я говорил те слова, для чего шутил...


___________________________________________
Отредактировано пользователем 10.2.20 22:53
10.02 19:43
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#34
Чародейные хлебцы

О.Генри


Мисс Марта Мичем содержала маленькую булочную на углу (ту самую, знаете? где три ступеньки вниз и, когда открываешь дверь, дребезжит колокольчик).

Мисс Марте стукнуло сорок, на ее счету в банке лежало две тысячи долларов, у нее было два вставных зуба и чувствительное сердце. Немало женщин выходило замуж, имея на то гораздо меньше шансов, чем мисс Марта.

Раза два-три на неделе в ее булочной появлялся покупатель, которым она мало-помалу заинтересовалась. Это был человек средних лет, в очках и с темной бородкой, аккуратно подстриженной клинышком.

Он говорил по-английски с сильным немецким акцентом. Костюм на нем – старенький, неотутюженный, местами подштопанный – сидел мешковато. И тем не менее вид у него был опрятный, а главное – манеры хорошие.

Этот покупатель всегда брал два черствых хлебца. Свежие хлебцы стоили пять центов штука. Черствые – два на пять центов. И ни разу он не спросил ничего другого.

Однажды мисс Марта заметила у него на пальцах следы красной и коричневой краски. Тогда она решила, что он художник и очень нуждается. Наверно, живет где-нибудь на чердаке, питается черствым хлебом и мечтает о разных вкусных вещах, которых так много в булочной у мисс Марты.

Принимаясь теперь за свой завтрак – телячья отбивная, сдобочки, джем и чай, – мисс Марта частенько испускала вздох и сокрушалась, что этот художник, такой деликатный, воспитанный, вместо того чтобы делить с ней ее вкусную трапезу, гложет сухие корки у себя на чердаке, где гуляет сквозняк. Сердце у мисс Марты было, как вы уже знаете, чувствительное.

Решив проверить свою догадку о профессии этого человека, она вынесла из задней комнаты в булочную картину, купленную когда-то на аукционе, и поставила ее на полку позади прилавка.

На картине изображалась сценка из венецианской жизни: на самом видном – вернее, на самом водном месте высилось великолепное мраморное палаццо (если верить подписи). Остальное пространство было занято гондолами (дама, сидевшая в одной из них, вела пальчиком по воде), облаками, небом и обилием светотени. Ни один художник не сможет пройти мимо такой картины, не обратив на нее внимания.

Через два дня покупатель зашел в булочную:

– Два шерствых хлебца, пожалюйста.

И когда мисс Марта стала заворачивать хлебцы в бумагу, он сказал:

– Какой у фас красивый картина, мадам.

– Да? – Мисс Марта пришла в восторг от собственной хитрости. – Я так люблю искусство и… (не рано ли говорить: «и художников»?) – Найдя подходящую замену, мисс Марта заключила: –…и живопись. Вам нравится эта картина?

– Тфорец нарисовал неправильно, – ответил покупатель. – Неферный перспектив. До свидания, мадам.

Он взял свои хлебцы, поклонился и быстро вышел. Да, тут и сомневаться нечего, он художник. Мисс Марта унесла картину обратно в заднюю комнату.

Какой мягкий, добрый свет излучали его глаза из-за очков! Какой у него высокий лоб! С первого взгляда разобраться в перспективе – и жить на черством хлебе! Но гениям нередко приходится бороться за существование, прежде чем мир признает их.

А как выиграло бы искусство и перспектива, если бы такого гения поддержать двумя тысячами долларов на банковском счету, булочным и чувствительным сердцем… Но вы начинаете грезить наяву, мисс Марта!

Теперь, заходя в булочную, покупатель задерживался у прилавка минуту-другую, чтобы поболтать с хозяйкой. Ее приветливость, видимо, радовала его.

Он продолжал покупать черствый хлеб. Ничего, кроме черствого хлеба, – ни пирожных, ни пирожков, ни ее восхитительного песочного печенья.

Мисс Марте казалось, что он похудел за последнее время, стал какой-то грустный. Ей так хотелось добавить чего-нибудь вкусного к его скудным покупкам, но всякий раз мужество покидало ее. Она не осмеливалась нанести ему обиду. Ведь эти художники такие гордые.

Мисс Марта стала появляться за прилавком в шелковой блузке – белой в синий горошек. В комнате позади булочной она состряпала некую таинственную смесь из айвовых семечек и буры. Многие употребляют это средство для придания белизны коже.

В один прекрасный день покупатель зашел в булочную, положил на прилавок, как обычно, монету в пять центов и спросил свои всегдашние черствые хлебцы. Мисс Марта только протянула руку к полке, как вдруг на улице раздался рев сирены, грохот колес, и мимо булочной пронеслась пожарная машина.

Покупатель бросился к двери, как сделал бы каждый на его месте. Мисс Марта, осененная блестящей мыслью, воспользовалась этим.

На нижней полке под прилавком лежал фунт сливочного масла, которое молочник принес ей минут десять назад. Мисс Марта надрезала ножом черствые хлебцы, вложила в каждый по солидному куску масла и крепко прижала верхние половинки к нижним.

Когда покупатель вернулся от двери, она уже завертывала хлебцы в бумагу.

После коротенькой, но особенно приятной беседы он ушел, и мисс Марта молча улыбнулась, хотя сердце у нее билось неспокойно.

Может быть, она слишком много себе позволила? А что, если он обидится? Нет, вряд ли! Съедобные вещи не цветы – у них нет своего языка. Сливочное масло вовсе не обозначает нескромности со стороны женщины.

В тот день мисс Марта много думала обо всем этом. Она представляла себе, как он обнаружит ее невинную хитрость.

Вот он откладывает в сторону свои кисти и палитру. На мольберте у него стоит картина с безукоризненной перспективой.

Он собирается позавтракать сухим хлебом с водицей. Разрезает хлебцы и… ах!

Мисс Марта залилась румянцем. Подумает ли он о руке, которая положила в хлебцы масла? Захочет ли…

Звонок на двери злобно тренькнул. Кто-то входил в булочную, громко стуча ногами. Мисс Марта выбежала из задней комнаты. У прилавка стояли двое мужчин. Какой-то молодой человек с трубкой – его она видела впервые; второй был ее художник.

Весь красный, в сдвинутой на затылок шляпе, взлохмаченный, он сжал кулаки и яростно затряс ими перед лицом мисс Марты. Перед лицом мисс Марты!

– Dummkopf! – что есть силы закричал он по-немецки. Потом: – Tausendonfer! – или что-то в этом роде.

Молодой человек потянул его к выходу.

– Я не хочу уходить, – свирепо огрызнулся тот, – пока я не сказаль ей все до конца.

Под его кулаками прилавок мисс Марты превратился в турецкий барабан.

– Вы мне испортиль! – кричал он, сверкая на нее сквозь очки своими голубыми глазами. – Я все, все скажу! Вы нахальный старый кошка!

Мисс Марта в изнеможении прислонилась спиной к хлебным полкам и положила руку на свою шелковую блузку – белую в синий горошек. Молодой человек схватил художника за шиворот.

– Пойдемте! Высказались – и довольно. – Он вытащил своего разъяренного приятеля на улицу и вернулся к мисс Марте.

– Вам все-таки не мешает знать, сударыня, – сказал он, – из-за чего разыгрался весь скандал. Это Блюмбергер. Он чертежник. Мы с ним работаем вместе в одной строительной конторе. Блюмбергер три месяца, не разгибая спины, трудился над проектом здания нового муниципалитета. Готовил его к конкурсу. Вчера вечером он кончил обводить чертеж тушью. Вам, верно, известно, что чертежи сначала делают в карандаше, а потом все карандашные линии стирают черствым хлебом. Хлеб лучше резинки. Блюмберг покупал хлеб у вас. А сегодня… Знаете, сударыня, ваше масло… оно, знаете ли… Словом, чертеж Блюмбергера годится теперь разве только на бутерброды.

Мисс Марта ушла в комнату позади булочной. Там она сняла свою шелковую блузку – белую в синий горошек – и надела прежнюю – бумажную, коричневого цвета. Потом взяла настойку из айвовых семечек с бурой и вылила ее в мусорный ящик за окном.
14.02 13:58
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#35
Не хочу!
Обезьяний мой бог, не хочу я становиться человеком. Ни-ко-гда! Пожалуйста...
Кто я буду, что я буду тогда? Недопримат? Получеловек? Разве они не понимают, что я буду одинок, как полярник на льдине?
Я смотрю сквозь ячейки клетки.
Два моих экзекутора, повернувшись ко мне спинами, склоняются друг к другу головами. Обсуждают, как бы половчей выбить из меня все обезьянье, родное, и заменить чужим.
Не хочу слушать!
Гипофиз, эпифиз, лобные доли, стимуляция... Не хо-чу!
Ну что вы скляночки свои вертите! Что вы рассматриваете их на свет! Вы на меня, на меня посмотрите - я не хочу!
Бог мой, шприц.
Нет, нет-нет-нет! Я - макака-резус. Не трогайте меня! Я - макака-резус. Я не хочу быть человеком!
-Не на-а-а...
-Профессор, он пытается говорить!
-Прекрасно, Эдик! Значит, мы на правильном пути! Колите...

2009 г. Кокоулин А. А.
15.02 12:53
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#36
ОБЕЗЬЯНИЙ ЯЗЫК

М.Зощенко


Трудный этот русский язык, дорогие граждане! Беда, какой трудный.
Главная причина в том, что иностранных слов в нём до чёрта. Ну, взять французскую речь. Всё хорошо и понятно. Кескёсе, мерси, комси — всё, обратите ваше внимание, чисто французские, натуральные, понятные слова.
А нуте-ка, сунься теперь с русской фразой — беда. Вся речь пересыпана словами с иностранным, туманным значением.
От этого затрудняется речь, нарушается дыхание и треплются нервы.
Я вот на днях слышал разговор. На собрании было. Соседи мои разговорились.
Очень умный и интеллигентный разговор был, но я, человек без высшего образования, понимал ихний разговор с трудом и хлопал ушами.
Началось дело с пустяков.
Мой сосед, не старый ещё мужчина, с бородой, наклонился к своему соседу слева и вежливо спросил:
— А что, товарищ, это заседание пленарное будет али как?
— Пленарное,— небрежно ответил сосед.
— Ишь ты,— удивился первый,— то-то я и гляжу, что такое? Как будто оно и пленарное.
— Да уж будьте покойны,— строго ответил второй.— Сегодня сильно пленарное и кворум такой подобрался — только держись.
— Да ну? — спросил сосед.— Неужели и кворум подобрался?
— Ей-богу,— сказал второй.
— И что же он, кворум-то этот?
— Да ничего,— ответил сосед, несколько растерявшись.— Подобрался, и всё тут.
— Скажи на милость,— с огорчением покачал головой первый сосед.— С чего бы это он, а?
Второй сосед развёл руками и строго посмотрел на собеседника, потом добавил с мягкой улыбкой:
— Вот вы, товарищ, небось, не одобряете эти пленарные заседания... А мне как-то они ближе. Всё как-то, знаете ли, выходит в них минимально по существу дня... Хотя я, прямо скажу, последнее время отношусь довольно перманентно к этим собраниям. Так, знаете ли, индустрия из пустого в порожнее.
— Не всегда это,— возразил первый.— Если, конечно, посмотреть с точки зрения. Вступить, так сказать, на точку зрения и оттеда, с точки зрения, то да — индустрия конкретно.
— Конкретно фактически,— строго поправил второй.
— Пожалуй,— согласился собеседник.— Это я тоже допущаю. Конкретно фактически. Хотя как когда...
— Всегда,— коротко отрезал второй.— Всегда, уважаемый товарищ. Особенно, если после речей подсекция заварится минимально. Дискуссии и крику тогда не оберёшься...
На трибуну взошёл человек и махнул рукой. Всё смолкло. Только соседи мои, несколько разгорячённые спором, не сразу замолчали. Первый сосед никак не мог помириться с тем, что подсекция заваривается минимально. Ему казалось, что подсекция заваривается несколько иначе.
На соседей моих зашикали. Соседи пожали плечами и смолкли. Потом первый сосед снова наклонился ко второму и тихо спросил:
— Это кто ж там такой вышедши?
— Это? Да это президиум вышедши. Очень острый мужчина. И оратор первейший. Завсегда остро говорит по существу дня.
Оратор простёр руку вперёд и начал речь.
И когда он произносил надменные слова с иностранным, туманным значением, соседи мои сурово кивали головами. Причём второй сосед строго поглядывал на первого, желая показать, что он всё же был прав в только что законченном споре.
Трудно, товарищи, говорить по-русски!

1925
15.02 13:45
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#37
Когда-то давно я не пил водку. Совсем. Юн был, лет, может, двадцать. Да и сейчас не особо, как-то коньяк больше котирую.
Но на даче у родителей случился небывалый урожай черноплодки, несколько вёдер которой скинули мне, витаминизироваться так сказать. А что с ней делать? Вяжет - много не сожрешь.
Тем более, что за год до этого валялся я в больничке на гастроэнтерологии, а со мной в одной палате доходил мужичок. У него жена уехала в отпуск, а он, как водится, принялся этот факт её биографии крепко обмывать с сочувствующими. На третий день жратва у них кончилась, стали закусывать черноплодкой. Результат - прободение язвы или что-то такое очень нехорошее. Выл крепко, постоянно ему какой-то обезбол давали пить прям внутрь (точно уж не знаю что, не врач).
Но история не про него, а про кокетство ведь. В общем, упомнив, что просто так черноплодкой лучше не закидываться, решил я, по рецептику, в интернетах найденному, поставить на ней настойку. А для настойки нужна водка.
Стою я в крупном гипере, вроде Окея, в понедельник, часов в одиннадцать утра и смотрю на длинные полки с водкой, как баран на новые ворота. Что взять? Неясно.
И подваливает ко мне мужичок. Лет сорок пять, еще прилично выглядит, но уже под парами в это раннее время. Что, говорит, милок, грустишь? Грущу - отвечаю я, потому что водки надо купить, а какую - непонятно.
А ты что пьёшь обычно, спрашивает меня мой внезапный консультант? Пиво, говорю я, ну если есть деньги у голодного студента, то могу вино красное.
Сменил он меня долгим, немного снисходительным взглядом бывалого и протянул через губу: "А, пока всё кокетничаешь..."
17.02 10:28
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#38
ВОСТОК

Тэффи (Лохвицкая Н.А)

Н. С. Гумилеву.

Мерангов много путешествовал. Он любил Восток и хорошо его знал.
Он не тащил в свой дом из дальних странствий разный хлам, как делает большинство путешественников, но то немногое, чем мы любовались, было действительно ценно и редко.
Каждая вещь имела свою историю: или забавную, или трагическую, или просто занятную, и из этого видно было, что вещь эта может считаться интересной не только у нас, но и на своей родине.
Мерангов пересыпал свою речь разными местными выражениями и словами, которые придавали особую колоритность его рассказам, хотя для нас, не знающих басурманского языка, звучали все одинаково, либо в роде "Бэмэнэ", либо в роде "Эль-Джаман".
-- Взгляните на это бэмэнэ, -- говорил он, развертывая тканное полосатое покрывало. -- Это багдадские Эль-Джаманы носят на голове. Старый Эль-Джаман, который уступил мне его, кстати сказать, за довольно крупную сумму, рассказал мне, что вещь эта принадлежала когда-то царице Бэмэнэ из рода Эль-Джаманов. Она задушила своего мужа, обвернув ему вокруг шеи вот эту самую ткань.
Мы с чувством жуткого любопытства разглядывали материю.
-- Какое чудное сочетание красок! -- сказала бывшая между нами художница. -- По-моему, это пятнадцатое столетие.
-- Четырнадцатое, -- поправил Мерангов. -- Династия Эль-Джаманов кончилась в четырнадцатом.
-- А вот этот ковер, -- вот тот, который на стене. Да, он очень красив, но еще более интересен. С ним связана старинная легенда. Когда царица Эль-Джаман убила своего мужа, она завернула его в этот ковер и сказала своему любовнику Бэмэнэ, что это новый диван. А любовник, -- он был из негров, -- сел на этот диван и стал петь стихи в честь прекрасной царицы. Он пел их три дня и три ночи, а на четвертый день царь в ковре размяк, и певец спел, что, мол, у царицы скверный диван. Эль-Джаман, испугавшись, что он раскрыл ее преступление, немедленно задушила также и его, завернула в тот же ковер и стала царствовать. Вот он, этот самый ковер.
Мы рассматривали ковер, благоговейно поглаживали. Вихрастый гимназист, брат Мерангова, даже понюхал.
-- Чудный ковер!
-- Какой пушистый!
-- Замечательный рисунок! -- сказала художница. Это, пожалуй, пятнадцатый век.
-- Тринадцатый, -- поправил хозяин. -- В пятнадцатом уже не было этой наивности, -- видите?
Он показал пальцем на наивность ковра, действительно поразительную.
-- А вот знаменитый дамасский клинок. Это -- знаменитая сталь, настоящая "бэ-мэнэ". Вот, видите, на нем вычеканена арабская буква. Это знак Эль-Джамана. Священный знак, показывающий, что меч этот принадлежал одному из потомков пророка. По легенде, этим мечом лукавая принцесса Бэмэнэ отрубила голову своему мужу. Не трогай, Костя, -- ты порежешь руку.
Но гимназист уцепился за клинок обеими руками.
-- А я прочел! -- радовался он. -- Вот под этим завитком... вот, смотрите: "Зо-лин-ген" -- совсем у них буквы простые были.
-- Что?.. Что?...
-- Где?
-- Быть не может!
Мерангов схватил свое "бэмэнэ".
-- Какая подлость! -- прошептал он побелевшими губами. -- Подделка! Немецкая подделка. А старый Эль-Джаман клялся мне бородой пророка!..
Он долго в полном отчаянии рассматривал опозоренный Золингеном клинок...
Мне было жаль его. Я отошла и стала восхищаться ковром.
-- Какая красота! какое нежное сочетание красок. И, действительно, какой наивный рисунок.
-- Чудный ковер! Посмотрите, -- изнанка, кажется, еще красивее, чем лицо. Но что это?
Да, уж ничего не поделаешь! "Это" было скромно затертое клеймо: "Made in Germany"...
Я быстро опустила ковер.
-- Нет, нет... Изнанка все-таки гораздо хуже...
Не надо его расстраивать.
-- Посмотрите! -- шепнула мне художница, любовавшаяся покрывалом.
Я посмотрела.
Внизу, на углу, чуть видно необычайное: "Москва, мануфакт...".
Хорошо работают. Горжусь Москвой. Сама привезла из Венгрии чудные платки с "наивными" розами. Все художники ахали. А потом разглядели скромное: "Москва, мануфакт..." -- и успокоились.
-- Вот тебе "бэмэнэ"!
Не надо только его расстраивать.
Но хозяин уже успокоился и примирился с Золингеном. С кем этого не бывает.
Зато он нам покажет штучку, какую не в каждой коллекции найдешь. Чашечку.
-- Да, маленькую фарфоровую чашечку, с нарисованной на ней синей розой. Из этой чашечки отравила красавица Бэмэнэ своего мужа Бэмэнэ... Что вы так смотрите, госпожа художница! Это уж безусловно пятнадцатое столетие, потому что позднее секрет составления этой синей краски был потерян... Ведь вы не станете спорить?
Нет, она и не думала спорить. Лицо у нее стало какое-то странное, напряженное, углы рта опустились, как будто ей тошно, и вдруг она повернулась и выбежала в другую комнату.
Я испугалась. Пошла за ней.
-- Что с вами?
-- Ради Бога, молчите! Только молчите!...
Да что с ней, истерика, что-ли?
-- Молчите! Ведь, эту чашечку... эту чашечку шесть лет назад... о, Господи!... Ведь, эту чашечку я сама разрисовала!
18.02 09:27
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#39
Опасные соседи в погонах и рясах
05.12.2019, 08:45
Анастасия Миронова о бытовом страхе перед полицией и священниками
«Помогите, сосед громко слушает на даче музыку». С такими криками отчаянья пришлось мне столкнуться этим летом в интернете, когда я и сама стала искать управу на своего соседа. Подумаешь, казалось бы, шумит — сделайте ему замечание. Не поможет — пригрозите вызвать полицию. Не действует — вызывайте.

Ну, хорошо. Вызову. А если он сам из полиции? Да еще полковник, например? Ты ему про музыку — он тебе в ответ матом. Ты про участкового — он кричит: «Вызывай!» Потому что ничего не боится. Потому что участковый приедет, полковник рявкнет на него: «Ты с кем… разговариваешь?» И все!

В общем, есть в стране очевидная проблема: сегодня никто не хочет заполучить в соседи полицейского. Это на словах у нас одни патриоты и приверженцы сильной руки. А на деле мечтают, чтобы от греха подальше.

Интернет завален жалобами на соседей в погонах, которые шумят, ругаются, дерутся, сваливают мусор на чужие участки, переносят заборы на даче и закатывают вечеринки в квартире.

Если внимательно почитать на форумах обсуждения под такими жалобами, сам приходишь в отчаянье, потому что у людей сегодня выработался безусловный рефлекс страха и беспомощности перед двумя категориями граждан: полицейскими и священниками.

С полицией дела совсем печальны. Народ ее боится.

Знаете, что обычно происходит на форумах при появлении подобных постов о проблемных соседях в погонах? Приходят взрослые состоявшиеся люди и советуют бедолаге, попавшему в неудачное соседство, переезжать. Так и говорят: шансов на победу нет, лучше уехать.

Есть еще большие оригиналы, они пишут, что нужно научиться получать от музыки удовольствие. Гоняют весь день шансон? Ну и шансон музыка, и там артисты — просто вслушайтесь, наверняка понравится. Песни с матами, ваш ребенок их потом повторяет? Надо уметь пропускать мимо ушей. В общем, расслабьтесь и получайте удовольствие. Каждый день по восемь часов.

Я просмотрела, вероятно, обсуждение пары десятков таких инцидентов и убедилась, что лишь единицы людей в России при попадании в подобную ситуацию рекомендуют жертве сопротивляться. Однако сопротивление советуют вести методами партизанской войны, то есть, без обращения к правовым институтам.

Почему? Потому что даже самые смелые — а сопротивляться полицейскому беспределу сегодня решаются у нас, безусловно, только самые смелые — не верят, что в выстроенной силовой системе предусмотрена функция защиты от произвола.

Четкие инструкции, куда и как продуктивно жаловаться на распоясавшуюся полицию, почти без исключения дают лишь сами сотрудники МВД, настоящие или бывшие, либо их родственники.

Они объясняют обычным людям, почему на хама в погонах можно найти управу, а обыватели слушают с опаской и не верят.

Например, на одном форуме я встретила примерно такой комментарий: «Я сам сотрудник, пишите сразу Колокольцеву и на сайт МВД, соседа вашего вздернут по полной, сейчас у нас строго». На другом видела долгую беседу с примерно сотней участников, где несколько жен полицейских бесплодно убеждали остальных, что нужно пожаловаться на соседа непосредственно его командиру. А если не поможет, написать заявление в Управление собственной безопасности МВД. Что сейчас там с этим строго, система не любит, когда мелкие винтики, низовые полицейские, дискредитируют ее по мелочам.

Вымогательства, пытки, заказные дела, миллиарды в подполе — это одно. А когда на ровном месте настроил против себя весь дом или дачные поселок — совсем другое. Такое система не прощает, это для нее — невынужденные издержки и без того утраченной репутации.

Поэтому обращение к командиру наглеца или сразу в УСБ — действенный выход. Более того, основная часть соседских конфликтов с полицией решается одной лишь угрозой обращения в УСБ. Я встречала женщину из поселка неподалеку, где полковник полиции вот так же громко слушал музыку и материл всех недовольных. Тогда она ему сказала, что соберет подписи всех дачников и отправит в УСБ — который год стоит тишина, полковник вообще забыл, как музыка включается.

Между прочим, счастливые истории людей, которые пошли на борьбу с бытовым беспределом и победили, в интернете тоже есть, хотя их мало. Они рассказывают, что сопротивление эффективно и нужно держаться. Я бы даже сказала, что, при внимательном изучении проблемы, не встретила ни одного описания случая, когда человек решил бороться с хамом в погонах и проиграл.

Однако большинство наших граждан, увы, приходят в интернет только поплакаться на полицию. Что бы им ни советовали, они продолжают думать, что на полицейского нет управы, если он громко слушает музыку, матерится, паркуется на чужом газоне, захватывает чужую землю, ставит четырехметровый забор на даче в 6 соток...

Управа есть! Я изучила в сети множество случаев, когда соседи решались на противостояние, и все они заканчивались счастливо: полицейский получал дисциплинарное взыскание или под его угрозой становился сразу вежливым и тихим. Однако страх противостоять полиции у наших людей огромный, потому что они считают, что даже за каждым сержантом стоит вся мощь системы, которая готова обрушится на жертву. А это неправда. Система есть, и есть множество примеров в современной России, когда она обрушивается на безвинных, однако в случае с громкой музыкой или вытаптыванием газона этого совершенно точно не произойдет.

В МВД тоже существует свой баланс рисков. Конфликтовать с потерей репутации из-за капитана, который на полную громкость слушает шансон, полицейское ведомство не будет.

Кстати, отмечу, что никаких массовых жалоб на соседей-прокуроров или следователей, например, нет. И это интересно. Либо у них все же по образованию идет более жесткий отбор, либо они покупают дачи в богатых местах и сами уже боятся конфликтовать с возможно влиятельными соседями… Потому что капитан с дачей за 50 миллионов — всего лишь капитан. Или младший советник юстиции. А что за мужик с такой же дачей за забором, неизвестно. Поэтому не выступают — много рисков.

А теперь про священников. Скажу так: если на полицейского еще можно найти управу, то с соседом в рясе бывает сложнее. Они, конечно, не шумят, не матерятся. Но если такой сосед, например, захочет подвинуть забор в твою сторону или парковаться у твоего забора, ты ничего не сможешь сделать. Обреченная беспомощность перед священниками куда сильнее, чем даже перед полицией: на священника вообще никогда не жалуются. В том числе потому, что всегда среди других соседей, которые не пострадали от фигуранта, есть набожные люди и они непременно стыдят посмевших пожаловаться на «батюшку»…

Я живу в деревне, многие мои знакомые живут в сельской местности недалеко от Москвы или Петербурга. Все отмечают: значительная часть новых домов сегодня в деревнях и дачных поселках строится православными священниками. Если в поселке есть пустая добротная дача, на которую хозяин-священник приезжает дважды в год, то в остальное время она, скорее всего, будет, единственная во всем селении, охраняться нанятым сторожем.

Священников с дачами в ближайших к столицам регионах очень много. И я вам скажу по большому секрету — даже глубоко воцерковленные люди опасаются такого соседства. Почему?

Потому что так-то они, конечно, беспроблемные, но если что… Вот на это «если что» в случае со священниками у обычного человека вообще нет никакой управы. Я только от своих личных знакомых знаю о нескольких подобных конфликтах. У одной женщины священник на полтора метра передвинул в ее сторону забор, потому что иначе у него на участке гараж не вставал. Другая рассказывала, как отказала срубить у себя на участке яблоню, которая бросала тень на нейтральную территорию, где батюшка разбил альпийскую горку. Вернулась в выходные на дачу, а яблоня спилена. И тоже никуда не пожаловалась.

Я люблю повторять, что лучшую, на мой взгляд, акцию политического искусства в современной России провела в 2008 году группа «Война». Тогда Олег «Вор» Воротников оделся в рясу, надел фуражку и пошел в супермаркет. Там он набрал полную тележку продуктов, а потом ее спокойно вынес, не расплатившись. И никто ему ничего не посмел сказать. Еще в 2008 году!

Люди сегодня обескуражены собственной беспомощностью перед нависшими над ними двумя вертикалями власти: МВД и РПЦ. Надо называть все своими словами: и полицию, и священников в России боятся.

Пока человек ходит стороной, он даже может рассуждать что-то о благе возрождения духовности и о том, не отдать ли сына в полицию, а лучше — сразу в Росгвардию. Но как только он оказывается с представителями той или другой, так сказать, институции один на один, у него дрожат коленки. Потому что под ворохом идеологической шелухи пульсирует в нем отросший за годы советского террора орган, безошибочно определяющий опасность столкновения с госмашиной.

В России сегодня почти 900 тысяч сотрудников МВД, из них в погонах — примерно 750 тысяч человек. Священников и дьяконов РПЦ — около 40 тысяч. Почти миллион человек тех и других. Или примерно каждый сотый взрослый. Люди сталкиваются с ними гораздо чаще, чем принято считать. И боятся гораздо сильнее, чем мы привыкли думать.
18.02 21:03
Поляков В.В. ИП
(ИНН:344300231190)
Перевозчик,
Волгоград
Код:266631
#40
Идейный Никудыкин

Евгений Петров

Вася Никудыкин ударил себя по впалой груди кулаком и сказал:
-- К черту стыд, который мешает нам установить истинное равенство полов!.. Долой штаны и долой юбки!.. К черту тряпки, прикрывающие самое прекрасное, самое изящное, что есть на свете, -- человеческое тело!.. Мы все выйдем на улицы и площади без этих постыдных одежд!.. Мы будем останавливать прохожих и говорить им: "Прохожие, вы должны последовать нашему примеру! Вы должны оголиться!" Итак, долой стыд!.. Уррррра!..
-- И все это ты врешь, Никудыкин. Никуда ты не пойдешь. И штанов ты, Никудыкин, не снимешь, -- сказал один из восторженных почитателей.
-- Кто? Я не сниму штанов? -- спросил Никудыкин упавшим голосом.
-- Именно ты. Не снимешь штанов.
-- И не выйду голым?
-- И не выйдешь голым.
Никудыкин побледнел, но отступление было отрезано.
-- И пойду, -- пробормотал он уныло, -- и пойду...
Прикрывая рукой большой синий чирий на боку, Никудыкин тяжело вздохнул и вышел на улицу.
Накрапывал колючий дождик.
Корчась от холода и переминаясь кривыми волосатыми ногами, Никудыкин стал пробираться к центру. Прохожие подозрительно косились на сгорбленную лиловую фигуру Никудыкина и торопились по своим делам.
"Ничего, -- думал отважный Никудыкин, лязгая зубами, -- н... н... иче-го... погодите, голубчики, вот влезу в трамвай и сделаю демонстрацию! Посмотрим, что вы тогда запоете, жалкие людишки в штанах!.."
Никудыкин влез в трамвай.
-- Возьмите билет, гражданин, -- сказал строгий кондуктор.
Никудыкин машинально полез рукой туда, где у людей бывают карманы, наткнулся на чирий и подумал: "Сделаю демонстрацию".
-- Долой, это самое... -- пролепетал он, -- штаны и юбки!
-- Гражданин, не задерживайте вагон! Сойдите!
-- Долой тряпки, прикрывающие самое прекрасное, что есть на свете, -- человеческое тело! -- отважно сказал Никудыкин.
-- Это черт знает что! -- возмутились пассажиры. -- Возьмите билет или убирайтесь отсюда!
"Слепые люди, -- подумал Никудыкин, отступая к задней площадке, -- они даже не замечают, что я голый".
-- Я голый и этим горжусь, -- сказал он, криво улыбаясь.
-- Нет, это какое-то невиданное нахальство! -- зашумели пассажиры. -- Этот фрукт уже пять минут задерживает вагон! Кондуктор, примите меры!
И кондуктор принял меры.
Очутившись на мостовой, Никудыкин потер ушибленное колено и поплелся на Театральную площадь.
"Теперь нужно сделать большую демонстрацию, -- подумал он. -- Стану посредине площади и скажу речь. Или лучше остановлю прохожего и скажу ему: прохожий, вы должны оголиться".
Кожа Никудыкина, успевшая во время путешествия переменить все цвета радуги, была похожа на зеленый шагреневый портфель. Челюсти от холода отбивали чечетку. Руки и ноги скрючились.
Никудыкин схватил пожилого гражданина за полу пальто.
-- П...п... прохожий... вввввв... долой... ввввв... штаны... вввввв...
Прохожий деловито сунул в никудыкинскую ладонь новенький, блестящий гривенник и строго сказал:
-- Работать надо, молодой человек, а не груши околачивать! Тогда и штаны будут. Так-то.
-- Да ведь я же принципиально голый, -- пролепетал Никудыкин, рыдая. -- Голый ведь я... Оголитесь, гражданин, и вы... Не скрывайте свою красо...
-- А ты, братец, работай и не будешь голый! -- нравоучительно сказал прохожий.
Никудыкин посмотрел на гривенник и заплакал. Ночевал он в милиции.

1924
19.02 12:56
Показывать  сообщений на странице

Администрация сайта не несет ответственности за информацию, публикуемую в форуме, и ее мнение может не совпадать с мнением авторов сообщений.