Автор
Сообщение
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#101
«В молодости я был ужасным болваном. Не работал и не учился. Единственное, что меня интересовало – это девчонки. И друзья у меня были мне под стать. Жил на съемной квартире, где собирались буйные компании. Все время соседи вызывали милицию, а через пару дней все повторялось. Понятное дело, что ни жены, ни постоянной подруги у меня с таким образом жизни не было.

И вот однажды пришел ко мне друг, честно говоря, не помню его имени. Ну, пусть будет Саня. И говорит мне товарищ: у моей Аленки есть замечательная подруга. Мы вот подумали: хватит тебе жить одному. Познакомишься с Дашкой (кажется, так звали девушку), и остепенишься. Я спросил: «А где Дашка живет?». Саня говорит: «Знаешь улицу Красноармейскую? Прямо возле реки. Там есть спуск, а внизу деревянные дома. Вот там и живет Дашка. Кстати, сейчас спуск к реке покрыт снегом, и получилась нефиговая горка. Заодно и покатаемся».

И пошли мы втроем к Дашке. Вышла девица, и прямо мне такой красавицей в темноте показалась. А я хоть и один по жизни как сыч, а как красоту увижу, становлюсь таким остряком, прямо сам удивляюсь. И давай я выплясывать перед этой Дашей. А она вдруг говорит: а у меня самогон есть. И понеслась! Со спуска на картонках съезжаем, голова у меня кругом, тут Дашка еще под боком. Счастлив я был в тот момент неимоверно.
Но нам же этого веселья мало. Я говорю: Санька! Айда на горку возле ЦУМа! Девчонки как завизжат! И помчались мы в центр. Едва нарисовались многоэтажки, я и не заметил, как за нами повсюду «жигуленок» следует. А то, оказывается, патруль был. Они за нами с самой Красноармейской следили. Только мы начали на горке зажигать, скатился я раз-другой. Тут двое ко мне подходят и под белые ручки. Я им: пацаны, я сам поднимусь, не старик. Они мне: пойдем, пойдем.

Когда в машину садился, только и увидел своих растерянных друзей: Сашку, Аленку и Дашку. Стоят они с картонками в руках и смотрят, как меня увозят. До сих пор гадаю, почему меня одного забрали. Наверно, я самый шебутной был.

Привезли меня в учреждение. Там таких как я, немало. Определили уже было в каморку, как вдруг слышу: Трофимов кто? То есть мою фамилию называют. Я такой, только руку хотел поднять, смотрю: мужик какой-то кричит, что Трофимов это он. А старлей продолжает орать: за Трофимовым пришли! Я уж подумал, что это Саня, Аленка и Дашка решили меня вызволить. Бегу за мужиком, кричу: эй, ты! Я Трофимов! Куда пошел?!

Старлей не понял: так вы, что, оба Трофимовы? Я настаиваю: я-то Трофимов Петр, а это кто, ума не приложу. Тогда нас обоих в коридор вытолкали, а там девушка стоит. И говорит, глядя на мужика: папа, как тебе не стыдно! Человек в погонах на нас показывает и спрашивает: так вы за кем, девушка, пришли? За этим или за вот этим? Девчонка на мужика показывает: это отец мой.

Тут я понял, что меня сейчас в каморку до утра определят. И я давай ныть: девочка, я тоже Трофимов! Может, родственник ваш, а? Заберите и меня тоже. Мне тут никак нельзя оставаться! Тут холодно и обижают!». Девушка то на старлея смотрит, то на меня. Потом говорит: у меня только за отца штраф, больше нету. А старлей хитрый, вижу, хочет двух человек за полторы ставки продать. И говорит: поищите там по карманам, может, найдете еще рублей сто. И тут, о чудо, девушка вытаскивает мятую бумажку.

Тут уже служивый что-то заменжевался, а девушка говорит мне: «Вы же теть Нади брат?» Я киваю: совершенно верно! Хотя тетю Надю вообще не знаю, кто такая. Старлей усмехнулся: полгорода родня, и все алкаши? И рукой махнул: проваливайте! И пошли мы по морозу пешком. Кругом ночь, частный сектор. Вдоль лога идем, горбаню прошли. И потом девушка говорит: до свиданья, родственник. Мы-то пришли.

А я стою и думаю: куда я пойду? До моего дома пилить, как минимум, час. Автобусы уже не ходят. Спрашиваю: дорогая, а нельзя у вас на веранде хотя бы перекантоваться? Боюсь, до дома не дойду. Девушка на отца смотрит, тот говорит: да пусть в коридоре на диване приткнется. Живой человек, а морозец есть. Так я приткнулся.

Утром девушка меня будит: кашу манную будете? Пойдемте на кухню. Выхожу, а там целая семья. Отец мне кивнул как старому знакомому, а вокруг стола дети мал мала, тетка, сама спасительница моя с краю. Глава семейства говорит: Вера вчера меня забирала, и этого прихватила, добрая душа. А ты, парень, кто будешь?

Я такой: да я Петька-электрик, в теплокомпании работаю. И тут Вера обрадовалась: электрик? А у нас в сарае лампочка искрит, посмотрите? Я киваю: отчего ж. После завтрака пошел, сеть обесточил, фонариком засветил, провод с патроном вытащил, разобрал, протер, провода почистил, прикрутил, на место воткнул. Вера стоит, за моей работой наблюдает. Видимо, ей понравилась моя сноровка, говорит: а вы не соврали. Точно электрик.
Я ей говорю: вы знаете, я ежели б не пил, много чего умею. Я электрик, автомеханик без машины, телемастер, холодильщик, стиралки делаю, да много чего. Легче сказать, чего не умею. Вера такая: зачем же пьете? С вашим мастерством давно бы богато жили. Я такой, с драматической нотой: а ради кого мне богато жить? 37 лет, ни жены, ни детей. Пушкин в моем возрасте уже итог жизни подвел, а я только собираюсь.

Так найдите жену, говорит Вера. Столько красивых девушек в городе! А я так на нее посмотрел, что она смутилась. Потом говорит: спасибо за работу. Наверно, вам пора. Остановку найдете? Я кивнул и к воротам. Она за мной идет. Я уже на улицу вышел, обернулся. А Вера мне говорит: а вы, правда, стиралки делать умеете?

Как вы, наверно, поняли, зачастил я к однофамильцам. Все в доме починил, даже детские игрушки. Попутно пить перестал, потому что стеснялся Вере на глаза пьяным показываться. Денег стало больше оставаться. И когда в 1999 году цены на жилье упали, купил малосемейку. К тому времени мы с Верой крепкими друзьями стали. В кино ходили, в театр. Плавно так Вера бывать у меня дома начала. А потом мне ее батя сказал: если ты порядочный, жениться должен. А я ему: да разве ж я против? В 2000 году свадьбу сыграли. Только я мало кому рассказываю, что свою жену в вытрезвителе встретил. Не каждый потому что поймет»
03.12.20 13:21
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#102
У нас был Тарзан. Сын Найды и внук Найды. Умнейшая собака. В деревне все знади, что он не подпустит никого без разрешения. Его брали пасти стадо. Ночью не лаял, что бы не будить хозяина. Ну уж если Ооочень хотелось, отбегал от дома и отвечал "друзьям" и быстро возвращался. Даже забитую свинью оставляли под его присмотр - не трогал. Знал. его доля не уйдет. Прошло время, он состарился. Ослеп и оглох. Соседи предлагали застрелить. Нет. Дожил до глубокой старости. Попу не мог поднять, не мог ходить. Мы его кормили и ухаживали за ним. Он заслужил и любовь, и заботу. В свой последний день он плакал, и тихо скулил. Плакали и мы. Потом лёг и уснул.
26.12.20 11:04
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#103
Почему воссоединение России и Белоруссии выгодно всем

Дмитрий Ольшанский

Почему воссоединение России и Белоруссии выгодно Белоруссии?

Очень просто.

Потому что Россия – это единственное место, где эти девять миллионов – свои.

Ни один серьезный европейский народ – ни французы, ни немцы, ни англичане – не пустит их дальше людской, и трезвая перспектива на той стороне – это лет тридцать ожидания допуска в Евросоюз, тяжелая гастарбайтерская работа и толкание локтями в очереди между Косово и Боснией.

И даже почетная политкорректная роль «священных других» им не светит.

Для этого нужна туземная экзотика, а где она?

Так что придется быть «подай-принеси».

Кому полы вымыть?

Кому клубнику собрать?

Кому ребенка родить на заказ?

Всякий труд ценен, но – только здесь человек из Минска или Гомеля может стать хоть министром, хоть генералом, хоть писателем, и никто никогда не заметит отличий от аналогичного министра, генерала или писателя из Калуги или Череповца.

Потому что их нету, отличий.

И доступ на рынок чего угодно, состоящий из ста пятидесяти миллионов таких же, как ты, доступ именно в качестве равного, сразу и навсегда, а не какого-то третьего сорта, чьи внуки, может быть, смогут однажды... – это большая ценность.

Хоть и незаметная, из-за нашей русской скромности и недостаточной самооценки.

Почему воссоединение России и Белоруссии выгодно России?

Очень просто.

Потому что после Лукашенко уже в любом случае не получится оставить все так, как оно было эти четверть века: когда за Смоленском у нас по ту сторону открытой границы есть «еще одни мы», аккуратные и хозяйственные, которым мы подкидываем денег, а они все по-русски говорят и нас своими ближайшими родственниками считают.

Западный мир, если заберет Минск, сделает это, мягко говоря, не для того, чтобы обзавестись тамошними комбайнами. Ему нужно только одно: достроить вокруг нас забор, а у забора посадить пса, да такого, чтобы бешеная пена с клыков.

Поэтому если мы не соединимся, то никакого нейтралитета не будет: границу закроют, русский язык официально отменят и медленно изживут, а людям с самого детства будут рассказывать, что Россия – это такой филиал ада на Земле, против которого, кстати, и партизанили в сороковые.

И еще одно

Бывают такие женщины, на которых ты либо женишься, либо они тебя ненавидят, выбирай.

И почти все наши соседи – бывшие провинции империи, бывшие республики Союза – это тот самый случай: либо они – это мы, просто мы, либо они – наши враги.

Потому что изначальная дистанция между нами слишком незначительна, так что если мы не притягиваемся, то местному начальству надо найти аргументы, чтобы объяснить, почему надо отталкиваться.

Ну не могут же они сказать правду: что им хочется еще больше баронской власти и еще больше украденных денег, чем им удавалось проглатывать под Москвой.

А значит, сочиняется модное фэнтези про угнетение – чтобы клиенты ненавидели таких же, как они сами, чтобы гордились возможностью стать неинтересным мелким обломком, а не частью великого целого.

И выгода западного мира с выгодой провинциального феодала – женятся идеально.

Если не женимся мы.
05.01 18:12
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#104
Занесло как-то местного бомжа Михалыча к жестоким оркам. Ничем хорошим это не кончилось. Для орков, разумеется…



Михалыч – бомж со стажем, но совсем не плохой человек. Так уж сложилась жизнь у парня тридцати с небольшим лет богатырской наружности. Ему, неухоженному и слегка заросшему по понятной причине ― немного не повезло в жизни, хотя гораздо больше он накосячил сам…

Вначале, только опустившись на дно, знакомясь с другими людьми, он гордо представлялся: «Я ― Михайлов – Шумский, неужели не слышали? Когда-то это была знаменитая актёрская династия». Но его новые собутыльники, как правило, удивлённо пожимали плечами, и вскоре он стал откликаться на простое ― Михалыч, не вспоминая о корнях засохшего фамильного древа. Но как знать, возможно, после пережитого наш герой возьмёт себя в руки, по-другому посмотрит на мир, и фортуна ему улыбнётся. И, надеюсь, это будет не кривой оскал…

А дело было так. Свою территорию ― три окрестные помойки Михалыч ежедневно обходил дозором и не терпел чужаков. Конкуренция, будь она не ладна! С Иван Иванычем у него были всегда ровные, почти приятельские отношения. Иногда они даже совместно пропускали по баночке пива у весеннего костра в лесопарке, пока оттуда их не погнали местные, озверевшие по весне, лесничие.

«Иваныч – хороший мужик, ему можно верить», ― думал Михалыч, ― так здорово рассказывает о свежих новостях, любит порассуждать о политике, побалагурить и посмеяться». И вдруг надо же было случиться такой неприятности ― он застал своего кореша за воровством на собственной территории! Невероятно, но факт.

От волнения у нашего героя зачесалась грудь, и по ней в панике забегали блохи, подхваченные от какой-то шавки, такие же нервные, как и их хозяин. Расстроенно почесавшись и оставив на давно немытой коже несколько красных полос, Михалыч неторопливо пошёл в сторону нежданного нарушителя.

Иван Иваныч в своём далеко небезупречном сером костюме, одетом на сетчатую футболку, нервно прятал глаза и отступал от бака, явно что-то пряча за спиной.

― Привет, Михалыч! Как дела? Вот, зашел навестить старого приятеля.

Тот выразительно сплюнул на только недавно освободившийся от снега асфальт.

― Серьёзно? Мы ж с тобой вчера виделись. Ну-ка, старый хрыч, показывай, что у тебя там за спиной? Неужели бывшего интеллигента потянуло на воровство? Нехорошо, Иван, не дело это. Я на твои сокровища ещё ни разу не зарился, и вдруг такое… Показывай, говорю, вон из-за спины коробка торчит. Неужели кто-то пиццу выкинул, да ещё ― целую? Ладно, делись, так и быть ― буду считать тебя гостем, ― он сглотнул, после вчерашней выпивки с незнакомыми ребятами с утра во рту и крошки не было.

― Да что пристал, Михалыч. Говорю, просто так мимо шёл, ― отпирался Иван, пожимая худенькими плечами.

Но договорить он не успел. Коварно набросившийся на него бывший приятель заломил вору руку и отобрал коробку, быстренько запихнув её за полу телогрейки.

Иван Иваныч охнул, схватившись за бок, по которому прошёлся большой кулак почти былинного богатыря, и расстроено вытер нос рукавом пиджака.

― Плохой ты человек, Михалыч, жадный, даже с другом не поделился, а я тебя в прошлом месяце колбасой угостил, помнишь?

Михалыч достал коробку, приоткрыл её и, оторвав кусок ароматной, хотя и уже не первой свежести, пиццы, запихнув её в рот, прочавкал:

«Как-же, как же, разве такое забудешь? Я потом еле жив остался: почти неделю так несло, меня даже в больницу пристроили, думали, дизентерия. Нет, мне впечатлений хватило, а ты, бесстыжий, ещё и хвастаешься!»

Понятное дело, что его речь была украшена такими забористыми выражениями, которые приходится пропускать из-за соображений цензуры. Но обидевшийся Иван не смог простить подобного унижения и бессовестно нанёс увлечённому поеданием пиццы приятелю удар камнем в левое ухо, которое, к слову, было с детства больным местом нашего героя.

У Михалыча потемнело в глазах. Последнее, что он запомнил ― эта падающая на землю коробка. Саму же пиццу-раздора он последним усилием воли ухватил и, почти теряя сознание, умудрился-таки запихнуть под телогрейку. А когда его помутневший взгляд прояснился, перед ним предстала удивительная картина: летний лес пел птичьими голосами, светило ясное солнышко, зеленела трава ― и это в марте месяце!

На пригорке, возле которого он оказался, толпился народ.

«Очередь, что ли? ― подумал наш герой. Уж больно странно люди выглядели ― одежда чудная, да ещё и в кровище. ― Похоже, кто-то обчистил склад городского театра. Что это ― сходка бомжей в лесу? Не может такого быть! Значит, точно ― сплю. Что, вероятно, и к лучшему. Привидится же…»

Он внимательно присмотрелся к публике, сидящей на траве.

«Странные людишки. Неужели актёры-неудачники, которых выгнали взашей?» ― весело хмыкнул Михалыч. Что греха таить, когда-то, он тоже служил в театре и до сих пор был неравнодушен к этому пристанищу греха. Вот и его однажды выперли из храма Мельпомены за якобы слишком частые попойки с сослуживцами. До сих пор обидно. Может, он и пил, но изредка. Во всяком случае, не больше некоторых весьма заслуженных артистов.

Михалыч грустно вздохнул и направился к несчастным, потому что назвать счастливыми их было трудно ― мало того, что морды у этой театральной братии были набиты, и весьма основательно, у всех были связаны руки. А у Михалыча ― нет. Значит, и правда ― это сон. Причём, очень любопытный.

Он почти вплотную приблизился к опечаленной компании, и уже собрался было поговорить «за жизнь» с рыжебородым мужиком в кольчуге и шлеме набок, чей большой нос откровенно кровоточил, а подбитый глаз напоминал тёмный плоский булыжник. Впрочем, это и вправду оказался камень, который носатый прикладывал к огромному фингалу под маленьким и невыразительным оком.

Михалыч вежливо поздоровался и попытался присесть рядом. Но рыжебородый взмахнул короткими руками и, демонстративно зажав нос, отсел от нашего героя подальше.

― То же мне, фифа какая! От самого-то пахнет не лучше, чем от свиньи. Подумаешь, ― и он обратился к весьма симпатичному, но уж слишком ушастому товарищу, мечтательно воззрившемуся в небо. Михалыч посмотрел следом за его затуманенным взглядом и не увидел ничего особенного: звезд не наблюдалось, день все-таки, облаков ― тоже. Но что-то мальца заинтересовало, несмотря на то, что его голова была замотана пропитанной кровью тряпкой. Ну, кто его знает, может, парень ― поэт, стихи сочиняет…

Михалыч почтительно хмыкнул, собираясь пристроиться рядом с задумчивым ушастиком, но странного вида темнокожий мужик в чёрном плаще с рогами на голове отрицательно замотал головой и, показав на парня, выразительно покрутил пальцем у виска.

― Неужели такой симпатяшка ― и не в себе? Это все, видно, из-за раны на голове, ― не заметил, как произнёс вслух наш герой. И, как ни странно, рогатый его понял и даже ответил.

― Да, бедняга, вот уже два дня на небо смотрит, после того, как орки приласкали его своим топором.

― Да ты гонишь! ― удивился Михалыч, ― настоящие орки? Откуда эта зараза в Подмосковье-то взялась? Хотя в моём сне и не такое может быть…

― Каком ещё сне, опомнись, несчастный! Нас всех пленили безумные орки и собираются съесть. Троих уже ― того… Хорошие были ребята, весёлые, отбивались до последнего.

Михалыч похолодел.

― Так, значит, это очередь на…

― Именно, ― подтвердил страшную мысль рогатый.

― Как-то мне это не нравится, я страшные сны не люблю…

― А кто любит? Особенно, если всё ― чистая правда, ― грустно произнёс рогатый мужик.

Михалыч огорчённо покачал головой.

― Слушай, а почему мне никто не отвечает, я вроде к ним со всем уважением, а они двигаются…

Рогатый улыбнулся.

― Запашок у тебя, видно, сильный. Мне-то всё равно, я запахи не различаю.

― А почему ты меня понимаешь?

― Не знаю, это же твой сон. Может, развяжешь меня? Жуть как не хочется, что б меня в суп к оркам настругали.

Михалыч присел с болтливым мужиком, втиснувшись рядом с ушастым. Тот вдруг очнулся, безумным взглядом посмотрел на улыбающийся щербатый рот сновидца, и так заголосил, что все вокруг вздрогнули. Правда, продолжалось это недолго ― ушастик свалился в обморок.

Рогатый тип в плаще заржал.

― Ох уж эти нежные эльфы! Только и умеют, что баллады сочинять и охмурять доверчивых барышень. Жаль пацана, сожрут ведь нечистые. Я пытался их уговорить хоть его отпустить, мальчишка же совсем, но вот какую шишару на макушке получил, ― и он продемонстрировал огромный вырост между рогами.

Михалыч поохал, а потом двинул рогатого в бок и хмыкнул:

«А я было подумал ― это третий рог режется». Шутка понравилась обоим, и они громко засмеялись, чем вызвали неудовольствие остальной публики.

― Слышь, а звать-то тебя как? ― наш весельчак обратился к обретённому приятелю, распутывая верёвки на его руках, ― меня Михалычем кличут.

― А я ― Демо Четырнадцатый.

― Почему четырнадцатый? ― тут же полюбопытствовал Михалыч.

― Папаша нас всех одинаково называет, вот чтоб со счета не сбиться, и дает номера.

― Вот, прости господи, придурок… ― не выдержал и засмеялся наш герой.

Четырнадцатый не обиделся, а поддержал его задорной улыбкой.

― Согласен с тобой, Михалыч, но что поделать, если у него с фантазией напряг?

В это время к ним приблизился страшный серокожий монстр с огромной дубиной, и Михалыча чуть не вырвало от отвращения: «Ну и морда у зверюги, где только таких делают?» Сам не зная почему, он сжал немаленькие кулаки, а Демо испуганно подёргал его за рукав.

―Эй, друг, ты нам послан судьбой! Попробуй отвлечь этого орка, а я быстро поколдую и перемещу всех отсюда подальше. Сможешь?

― А чего делать то надо?

― Что хочешь, только пусть он на пару минут на меня не смотрит…
01.02 13:22
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#105
― Понял, ― одними губами прошептал Михалыч и встал, распахивая телогрейку, в которой, к слову сказать, здешним летом было ужасно жарко. Спрятанная на груди пицца в тепле расплавилась ещё больше и прилипла сыром к рубашке. Этого Михалыч не ожидал. С трудом отодрал безумно смердящее слипшееся «нечто» и протянул страшномордому орку.

― Привет! Не побрезгуешь? Классная вещь, особенно когда горяченькая. Ты с чем любишь? Я, например, с анчоусами. Э, приятель, ты чего позеленел-то? Пицца не понравилась? ― он растерянно посмотрел на непривлекательный липкий комок в руке, ― ну, извини, так получилось.

Что-то грохнуло. Это стремительно упал на землю орк, сражённый непередаваемым ароматом бывшего итальянского деликатеса. Демо радостно подмигнул нашему герою, перенося всю растревоженную компанию с глаз долой подальше отсюда. Михалыч почёсывал относительно чистой рукой волосы, глядя на приближающуюся к нему и грозно потрясающую дубинами ораву орков.

― Ну, сволочи, и вам моей пиццы захотелось? Нате, чтоб вам подавиться, она всего-то на неделю просрочена была, ― и он отчаянно запустил в них остатками того, что смог соскрести с волосатой груди, ― жрите, гады, можно сказать, от сердца отрываю…

Результат был потрясающий. Орки падали, как подкошенные, а их, судя по особенно непривлекательной внешности и блестящему нагруднику, военноначальник упал на колени, зажал рукой нос и стал отчаянно кричать что-то в небо, видимо обращаясь с молитвой к своим нехорошим богам.

Как ни странно, боги его услышали, потому что Михалыч очнулся около мусорного бака, где все и началось. Первым делом он проверил пострадавшее ухо ― оно слегка гудело, но, в целом, было в порядке. Негодяя Ивана Иваныча на месте не оказалось ― смылся подлюга. «Но далеко он не уйдёт, ― мстительно думал наш герой, ― я его везде достану, пусть не сомневается».

Он встал, покряхтывая и чувствуя, что голова ещё побаливает. Тут внезапно вспомнилось, что перед тем как исчезнуть, Демо опустил ему что-то в карман. Наверное, хотел отблагодарить за спасение. Михалыч сунул руку в телогрейку и нащупал там что-то квадратное. Неужели золотой слиток? Радостно достал его и охнул, а потом расхохотался, глядя на большой кусок, судя по запаху, земляничного мыла.

― Ну, шутник, четырнадцатый, считай, я твою хохму оценил, и впрямь весна на дворе, пора в баню, а то так и запаршиветь недолго.

По пути в ночлежку, где был душ, он думал об удивительном сне, который только что увидел. А может, и не сне. В любом случае, никто ему не поверит. И чтобы там не говорили эти чистюли, иногда сильный аромат ― просто настоящее спасение…хотя бы от орков, забодай этих страшилищ малярийный комар…
01.02 13:22
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#106
Не успел Игнат заселиться в номер, на тумбочке зазвонил телефон.

- Добрый вечер! Девочки беспокоят. Отдохнуть не желаете? - раздался игривый голос в трубке.

- Нет, спасибо, - раздраженно ответил мужчина и положил трубку.

Лет десять назад от подобных предложений Игнат не отказывался. Тогда он только начинал ездить по командировкам и с удовольствием соглашался "отдохнуть".

Прошли годы. Из командировок он по-прежнему не вылезал, но со временем девушки с известной социальной ответственностью стали вызывать отвращение. Хотелось чего-то настоящего, прочного, так, чтобы на всю жизнь... Да только где найдешь это настоящее?

"Давно пора работу сменить," - в очередной раз подумал Игнат, выходя из отеля на шумную центральную улицу. "Ну, в самом деле, сколько можно по городам и весям мотаться? Всех денег все равно не заработаешь. Да и не мальчик уже."

Минут через десять ноги привели его к ухоженному городскому парку, красиво переливающемуся вечерними огнями. Взгляд Игната задержался на хрупкой фигурке девушки, одиноко топтавшейся возле входа.

Девушка то и дело поглядывала в телефон и растерянно крутила головой, кого-то высматривая в ручейке прохожих.

- Вы, случайно, не меня ждете? - невольно вырвалось у Игната.

- Нет, - усмехнулась незнакомка, глядя куда-то мимо молодого человека. - Договорились с подругой в парке прогуляться и в кино сходить, а она куда-то пропала. И телефон недоступен...

Девушка солгала. Подруга существовала только в ее воображении, а весь этот спектакль разыгрывался исключительно для того, чтобы обратить на себя внимание. А что? Чем не способ найти вторую половинку?

Каждый выходной девушка отправлялась на охоту. От желающих познакомиться отбоя не было, но достойной кандидатуры пока не нашлось.

...- Может быть, я смогу заменить вашу подругу? - клюнул на удочку Игнат. - Я, между прочим, в кино тысячу лет не был.

Девушка оценивающе посмотрела на молодого человека. Симпатичный, интеллигентный, одет неброско, но дорого...

- Что ж, попробуйте, - снисходительно улыбнулась она. - Все равно вечер пропадает.

Игнат воодушевился. Как минимум, любопытное знакомство уже намечается. А там, как знать...

Мила - так звали девушку - оказалась удивительно интересной и эрудированной собеседницей. Без труда определив в молодом человеке приезжего, она увлеченно принялась рассказывать о местных достопримечательностях.

Заметив неподдельное восхищение на лице Игната, девушка с удвоенной энергией продолжила шпарить наизусть солидные куски из Википедии, заученные как раз для такого случая.

И молодой человек растаял. Несмотря на то, что о себе девушка ровным счетом ничего не рассказала, Игнат уже вообразил, что именно ее он искал всю свою жизнь. С этой мыслью он и вошел в кинотеатр.

Фильм начался. Мила вложила свою ладошку в руку своего кавалера и , прижалась к нему.

Игнат сидел, затаив дыхание, абсолютно не вникая в суть происходящего на экране. Внутри все пело от свалившегося на него счастья. Где-то в середине картины девушка доверчиво положила голову на его плечо и задремала.

Два часа пролетели как одно мгновение. Побежали заключительные титры картины.

- Сеанс заканчивается, - с нежной улыбкой шепнул Игнат на ушко своей спутнице.

- Угу, сеанс заканчивается, - сквозь сон пробормотала девушка. - Продлевать будете?

Нежная улыбка медленно сползла с лица Игната. На лбу выступили капельки пота. Брезгливо поморщившись, он осторожно высвободил плечо, встал с места и, не оглядываясь, пошел к выходу.
05.02 13:04
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#107
Стянуто с инета

В детстве, когда папа разделывал сушеную рыбу, маме всегда доставалась самая лакомая часть - хребет. Мне, маленькой, было даже немного обидно, что вкуснятину отдают не мне. Когда этим летом мой молодой человек, разделывая сушеную рыбу, протянул мне весь хребет, я поняла, что это настоящая любовь.

___________________________________________
Отредактировано пользователем 07.2.21 18:58
07.02 18:57
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#108
Жизнь и смерть Мухи
Моя тётя, Валентина, работала сварщиком на каком-то предприятии. Не помню точно, что это было за предприятие, да это и не важно. Важно, что там, на территории, находился чан для слива отработанных ГСМ и мазута. Раз в неделю приезжала специальная машина и откачивала все это добро. Чан был довольно глубоким, а его борта сантиметров на десять возвышались над уровнем пола.



Как-то раз Валя заметила необычайное оживление возле чана: с десяток мужиков толпились вокруг и, глядя вниз, обменивались глубокомысленными замечаниями. Валя подошла, посмотрела. И у нее оборвалось сердце.



Там, в этой вязкой вонючей жиже, барахталось какое-то крошечное существо с вытаращенными от ужаса глазами. Не издавая ни звука, животное из последних сил цеплялось когтями за шершавые бетонные стены, но было понятно, что надолго его силёнок не хватит, и счет идёт на минуты. Ни секунды не раздумывая, Валя спрыгнула в чан. Ей повезло, отработки оказалось немного, чуть ниже колен. Но маленькому животному этого бы хватило, чтобы погибнуть мучительной смертью.



Спасенное существо оказалось молодой собакой размером с чихуа. Как смогла, Валя отмыла её от мазута, напоила и, закутав в сухую чистую ветошь, поместила в коробку. Коробку закрыла в подсобке, пообещав, что лично проломит голову каждому, кто тронет собаку. А сама пошла работать.



Справедливости ради, хочу сказать, что происшествие это не осталось незамеченным. Силами рабочего коллектива, на девяносто процентов состоящего из суровых мужиков, было проведено расследование. Выяснилось, что собаку в мазут бросили специально, просто чтобы посмотреть, можно ли в принципе держаться в мазуте на плаву. Садисты-естествоиспытатели отхватили знатных люлей, как моральных, так и физических, и больше за руку с ними никто не здоровался.



Где-то через час к Вале подошел коллега.



- Слышь, - сказал он, пряча глаза. – Псинка твоя, кажется, того… померла.



Валя бросилась в подсобку.



Собачонка оказалась жива. Уткнувшись носиком в угол коробки и закрыв глаза, она старательно делала вид, что ее здесь нет, и даже дышать боялась от пережитого ужаса. Валя окликнула ее, погладила по голове. Собачонка насторожила остренькие ушки, открыла глаза, повернула голову на голос. А потом…



Она не залаяла. Не завизжала. Она закричала и бросилась к Вале. Совсем как потерянный и найденный ребенок. Валя схватила собачонку, обняла, а та, продолжая кричать, неистово облизывала ее лицо.



Так в нашу жизнь вошла Муха.



Муха оказалась самым весёлым и жизнерадостным существом, которое я только встречала, это был просто сгусток энергии и оптимизма. Она не была красавицей, но в её сияющие глаза, в ее восхитительную улыбку невозможно было не влюбиться. Удивительно, но человеческая жестокость не озлобила Муху, её маленькое горячее сердечко было открыто каждому, и в каждом человеке она видела друга. При этом она не была легкомысленной дурочкой, готовой доверчиво пойти за первым встречным, кто ласково поговорит с ней. Нет! Её сердце, душа и сама жизнь принадлежали обожаемой хозяйке, спасительнице, живой богине. Просто в этом маленьком существе было столько любви, что её хватало на всех. Предлагая свою дружбу, Муха никогда не была назойливой: если человек в данный момент не был расположен к общению, Муха деликатно оставляла его в покое.



В то время в доме моей тёти жили две кошки и собака – небольшая болонка по имени Динка. Это была взрослая солидная матрона с богатым жизненным опытом (дважды мать, как-никак!). Считая себя единственной любимицей семьи (кошки не в счет, они слишком независимы и самодостаточны), Динка крайне неодобрительно отнеслась к появлению в доме конкурентки и сразу поставила юную нахалку на место. Это моя миска, не смей даже смотреть в её сторону! Это мой коврик (диван, кресло, угол), не вздумай занять его! Я ем первая, и все самые вкусные кусочки – мои! Всем всё понятно? Возражения есть?



Возражений у Мухи не было никаких. Радостно, без малейшей обиды, она признала приоритет Динки во всём и ни разу даже не огрызнулась в ответ на её злобное ворчание. Муха ни на что не претендовала, она готова была есть, что дадут, спать там, где скажут, лишь бы каждый день видеть своего любимую хозяйку, слышать её голос и хотя бы изредка получать свою порцию ласки.



Динка ужасно ревновала к Мухе. С выражением неописуемого страдания на морде, она наблюдала, как Муху гладят, кормят или играют с ней. А играть с Мухой было одно удовольствие! Это был настоящий ураган, неутомимый и неистощимый на выдумки. Её искренняя радость, ее озорное веселье были настолько заразительны, что, в конце концов, растопили сердце чопорной матроны. Не прошло и недели, как собаки стали лучшими подругами: ели вместе, спали нос к носу. Ну и играли, само собой. Задыхаясь, вывалив язык, Динка тяжёлым галопом скакала по квартире, стараясь поймать юркого чертёнка, а та серой молнией мелькала то тут, то там, заливаясь звонким лаем. Когда же к погоне присоединялись кошки, Муха приходила в настоящий восторг.



Удивительно, но все соседи тоже очень полюбили Муху. Особенно дети. Когда Валя возвращалась с работы, вся детвора, побросав свои игрушки, бежала к ней с вопросом:



- А Муха сегодня выйдет?



И ужасно расстраивались, когда Муха, отгуляв свой положенный час, возвращалась домой. Дошло до того, что мамочки стали просить Валю, чтобы та оставила Муху во дворе под их присмотром. А они, мол, сами приведут её.



Люди любили Муху, и Муха любила людей. Всех, кроме пьяных. Стоило ей учуять запах спиртного, как она становилась напряжённой и странно сосредоточенной. Блестящими серьёзными глазами она наблюдала за подвыпимшим человеком, ни на минуту не выпуская того из поля зрения и сохраняя определенную дистанцию.



Однажды у нас случилось какое-то застолье. Конечно, не обошлось без спиртного, но в чисто символических дозах. Однако и этого хватило, чтобы Муха пришла в настоящее смятение. Сидя на пороге кухни, она молча рассматривала нас и за весь вечер ни разу не улыбнулась. Мы ласково звали её, соблазняли разными вкусняшками – тщетно. Пример Динки, с набитым брюхом валяющейся под столом, не помог – Муха не подошла даже к Вале. Уже ночью, когда все легли спать, Муха забралась на кровать к Вале. Дрожа всем телом, еле слышно поскуливая, она тесно прижалась к хозяйке и засунула свой нос в её ладонь. Она явно была напугана.



Потом, поразмыслив, мы поняли это так: скорее всего, те изверги, что бросили собаку в мазут, были под градусом. Сознание Мухи зафиксировало и связало эти факты, и запах алкоголя стал для нее знаком смертельной опасности. А тут алкоголем пахнет от любимой хозяйки! Неужели она превратилась в монстра? В чудовище, которого следует опасаться и избегать? Конечно, собака пришла в ужас. И все-таки любовь победила. Любовь и беззаветная преданность. Муха была готова принять из рук хозяйки всё, даже смерть.



А ещё Муха была удивительно умна. Её никто специально не дрессировал, она всему училась сама, по ходу жизни. Очень быстро она запомнила имена всех членов семьи, даже моих детей, которых видела не так часто. И не только имена, но и их, так сказать, социальный статус. Например, она отлично понимала, что баба Шура не только бабушка для меня и моего двоюродного брата, но и мама для Вали и моей мамы. Она никогда не путала такие понятия, как «стул», «кресло» и «диван». Её можно было попросить принести тапки, и она приносила тапки именно того человека, который её об этом попросил.



Однажды мы устроили Мухе проверку на сообразительность. Валя спрятала свои тапки на антресоль и скомандовала: «Принеси!» Муха бросилась выполнять приказ. Покрутилась в прихожей, заглянула под тумбу, даже обувницу открыла – ничего! Муха методично прочесала всю квартиру, даже ванную комнату – ну нет тапочек, и всё тут! И что же делать? В результате она притащила уличные туфли, но вид у неё был весьма сконфуженный. Мол, хозяйка, извини, ерунда какая-то получилась. Но я старалась, честно-честно!



Муха прожила с нами меньше года, а смерть её была до ужаса нелепой и трагической.



Как-то вечером Валя вышла с собаками на прогулку. Был конец ноября или начало декабря, но снега всё ещё не было. Чёрная раскисшая земля поглощала скупой свет редких фонарей, и во дворе было очень темно. Дойдя до импровизированной собачьей площадки, Валя спустила питомцев с поводков.



К сожалению, рядом с площадкой находилась автомобильная стоянка. К сожалению, освещения там не было. Сосед, выезжая задним ходом, просто физически не мог увидеть маленькую тёмно-серую молнию, метнувшуюся ему под колеса. Муха успела громко вскрикнуть, и через мгновение всё было кончено.



Здоровый, видавший виды мужик, челночивший по Китаю и Турции, стоял на коленях в грязи и в голос рыдал над маленьким неподвижным тельцем. Он же и похоронил Муху, а потом напился. Через день на дереве возле стоянки появился маленький венок.



Больше четверти века прошло с тех пор, немало питомцев ушло от нас на радугу, и всех мы вспоминаем с любовью и благодарностью.
10.03 19:16
Перевозчик,
Москва
Код:2076839
#109
Про есть-ли душа у техники

У меня с катком случай был как только сменщика дали. Никто не верит, но Бог тому свидетель, а сменщик думал что я просто не хочу с ним работать. В общем я прихожу на смену, включил массу, на кнопку старта нажал, мотор заработал. Приходит сменщик, включает массу, а бортовой компьютер ошибку выдаёт. Стартер маслает но мотор то не запускается. Работали от квартиры в 2х минутах ходьбы. Прибегает сменщик с такими глазами пошли типа покажешь как заводить этого фритса (немецкий каток). Я сажусь со словами УЧИСЬ СТУДЕНТ. Включаю массу, тот говорит и хули понту? Я нажимаю на пуск, мотор заводится. 3 дня под ряд такая шляпа происходила. Потом и у него с пол тычка стал заводиться. А сменщик уже лет 30 водилой работает,просто пока на самосвале не было работы, его директор посадил на каток. А я ему в шутку говорю НЕ ЛЮБЯТ ТРАКТОРА ВОДИТЕЛЕЙ, ОНИ ЛЮБЯТ ТРАКТОРИСТОВ. БЫЛ БЫ ТЫ ТРАКТОРИСТОМ И У ТЕБЯ Б С ПЕРВОГО РАЗА ЗАВОДИЛСЯ. Как то так‍♂️
10.04 09:33
Показывать  сообщений на странице

Администрация сайта не несет ответственности за информацию, публикуемую в форуме, и ее мнение может не совпадать с мнением авторов сообщений.